Среда, 26 июля 2017 18 +  Письмо редактору
Среда, 26 июля 2017 18 +  Письмо редактору
Популярно
23:30, 22 декабря 2013

Требования по блокированию, замораживанию активов лиц, которые признаны причастными к экстремистской деятельности.


Встреча руководителей банков с руководством Банка России

Теме регулирования деятельности кредитных организаций Банком России была посвящена встреча 7 ноября 2013, по традиции организованная Ассоциацией российских банков

Со стенограммой мероприятия настоятельно рекомендуем ознакомиться, перейдя по ссылке http://arb.ru/b2b/docs/9752819/

 

По вопросам противодействия легализации докладчиком являлся Ясинский Илья Владимирович — Заместитель Директора Департамента финансового мониторинга и валютного контроля Банка России.

Ясинский И.В. 115-ФЗ блокирование

В Банк России поступило большое количество вопросов на тему последних изменений в законодательстве. В первую очередь, кредитные организации интересует тема новых противолегализационных требований в рамках Федерального Закона №134-ФЗ. Я представлю вашему вниманию блиц-комментарии трех позиций, которые являются наиболее сложными с точки зрения понимания и практической реализации.

Первый блок — это требования, касающиеся идентификации бенефициарных владельцев.

Второй блок вопросов связан с реализацией принципиально нового для российского законодательства — института блокирования, замораживания активов лиц, причастных к экстремистской деятельности. Законодатель попытался регламентировать эту процедуру в рамках закона весьма детально. Так, в законе сформулированы два понятия: блокирование и замораживание, и, соответственно, два определения этого понятия. Но все, что касается процедур, остается за скобками закона. Многие банки начинают апеллировать к Банку России, к Росфинмониторингу: вы нам расскажите, как мы можем заблокировать или заморозить активы? Но в законе ни финансовой разведке, ни Банку России такие полномочия не предоставлены. Поэтому соответствующие нормы являются нормами прямого действия, а наша с вами задача — определиться, как правильно выполнять требования закона.

И третий блок вопросов — это предоставление финансовым институтам, в первую очередь кредитным организациям, новых полномочий по работе с клиентами, которые злоупотребляют доверием банка, проводя операции, попадающие под категорию сомнительных. Это расширенное право отказа в заключении договора банковского счета, расширенное право по отказу в выполнении распоряжения клиента о проведении операции и новое полномочие по расторжению договора банковского счета.

Я предлагаю рассмотреть три этих блока.

Ссылка на первый блок Идентификация бенефициарных владельцев — http://115fz.ru/beneficiarnyj-vladelec-2013/

Ссылка на третий блок Расширенное право отказа в заключении договора банковского счета, расширенное право по отказу в выполнении распоряжения клиента о проведении операции и новое полномочие по расторжению договора банковского счета — http://115fz.ru/pravo-otkaza-vypolnenii-rasporyazheniya-klienta/

 

При прочтении необходимо делать поправку на то, что Государственной Думой 17.12.2013 в третьем чтении был принят Законопроект № 185938-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О национальной платежной системе» и Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», вносящий изменения в Федеральный закон №115-ФЗ о ПОД/ФТ, в части принимаемых мер по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества.

Ссылка — http://115fz.ru/blokirovanie-zamorazhivanie-115fz/

 

Второй блок принципиально новых положений — это требования по блокированию, замораживанию активов лиц, которые признаны причастными к экстремистской деятельности. И я уже обращал ваше внимание на то, что по непонятным причинам законодатель сформулировал два понятия: блокирование и замораживание и, как следствие, два определения. Какие вопросы возникают в этом контексте? В первом определении понятия блокирования упоминаются определенные виды активов, и речь идет о безналичных денежных средствах и ценных бумагах. Во втором определении понятия блокирования и замораживания тоже упоминаются некие активы, и в данном случае законодатель использует такой универсальный термин, как имущество. Первый вопрос, который напрашивается после анализа этих двух определений: намеренно ли законодатель в числе активов не упомянул наличные денежные средства, и можем ли мы прийти к выводу о том, что на наличные денежные средства, на операции с наличными денежными средствами требования по блокированию и замораживанию не распространяются? Мы с вами должны понимать, что вопрос этот риторический в том смысле, что на него априори не может быть положительного ответа. Потому что, если бы мы такую ситуацию допустили, мы должны были бы признать — вся система противодействия финансированию терроризма лишена смысла, потому что благополучно эти люди могут финансировать свои плохие делишки, и понятно, что это можно сделать наличными средствами в небольших объемах, и тому подтверждением являются самые ужасающие террористические акты. Поэтому хотя бы даже по этой причине, от противного мы должны говорить о том, что несмотря на то, что нал не упоминается как актив, на который распространяются требования по блокированию, очевидно, что и на операции с наличными денежными средствами требования закона распространяются.

У нас есть еще и формальное подтверждение такой позиции, опять же базирующееся уже на втором определении блокирования, замораживания. Мы с вами уже говорили о том, что упоминается термин «имущество». Если мы с вами обратимся к гражданскому законодательству, то увидим, что термин носит универсальный характер, под имуществом понимаются в том числе и денежные средства, причем вне зависимости от того, в какой наличной, либо безналичной формах они существуют. Поэтому еще раз повторюсь, очевидно, мы с вами должны прийти к выводу о том, что на абсолютно любые активы, которые находятся в зоне досягаемости кредитной организации, которые принадлежат лицам, включенным в перечень экстремистов, террористов, процедура блокирования распространяется.

Но здесь еще один очень тонкий есть момент, который следует иметь в виду. Требования по блокированию, замораживанию касаются не только тех лиц, которые являются субъектами исполнения закона. Детальный анализ определения позволяет сделать вывод о том, что речь идет обо всех юридических и физических лицах, которые имеют доступ к имуществу, которое принадлежит террористам, и каждый такой «физик», каждый такой «юрик» должен его заблокировать. Это я к тому, что если вдруг у кого-то из вас такое имущество окажется, как у граждан России, имейте в виду, что требование закона и вы должны выполнить. Но, другое дело, что никаких санкций за невыполнение не предусмотрено, поэтому естественно акцент смещается в сторону кредитных организаций.

Есть три конкретных вопроса, на которых я позволю себе остановить свое и ваше внимание. Первый вопрос — как быть в ситуации, когда на счет лица, причастного к экстремистской деятельности, поступают денежные средства от контрагента, находящегося на обслуживании в другой кредитной организации, и который не является террористом. Что означает блокирование? Можем ли мы денежные средства зачислить на счет клиента, либо мы эти денежные средства должны вернуть контрагенту, обслуживающемуся в другой кредитной организации? Однозначного ответа на этот вопрос закон не дает, но все-таки в моем понимании наиболее разумным является вариант, когда мы будем использовать так называемую систему ниппель, то есть всех впускать, никого не выпускать. Более того, речь идет не о блокировании банковского счета, а о блокировании имущества, поэтому в описанном примере, очевидно, мы должны зачислить поступившие от контрагента денежные средства на счет вашего клиента, который признан причастным к экстремистской деятельности, а уже после зачисления эту сумму заблокировать, заморозить.

Второй вопрос, который часто возникает у банков — это вопрос, связанный с тем, как быть с исполнением кредитными организациями своих гражданско-правовых обязательств в рамках договора банковского вклада, где в качестве вкладчика выступает террорист. Должна ли кредитная организация этому нехорошему человеку начислять проценты на остаток по вкладу? Как мы с вами видим, законодатель на эту тему прямо ничего не говорит, с другой стороны он также ничего не говорит о том, что факт блокирования, замораживания как-то отражается на выполнении кредитными организациями своих гражданско-правовых обязательств. Поэтому, коль скоро на эту тему ничего не говорится, мы вынуждены с вами согласиться с тем, что да, кредитные организации, если договор продолжает действовать обязаны начислять проценты на остаток по банковскому вкладу, но при этом очевидно, что эти проценты так же, как и тело вклада, должны быть заморожены.

Третий вопрос — как быть с кредитами, которые однажды кредитные организации, не просчитав потенциальные риски, выдали некоему «физику» либо «юрику», которые на момент выдачи не были террористами, но впоследствии таковыми оказались. И при этом эти террористы, тем не менее, являются людьми чести и собираются кредит обслуживать, и тело кредита возвращать, и проценты по нему платить. Возникает вопрос — вправе ли кредитная организация на эти денежные средства не распространять процедуры блокирования, может ли она проценты списывать? Например, на счет террориста поступают денежные средства в виде заработной платы, и он часть из этих ресурсов предполагает использовать на погашение кредита. Опять же никаких изъятий на эту тему в законе не сформулировано, поэтому как это не прискорбно, но, по крайней мере, надзорный орган полагает, что в этом случае и на эти денежные средства, которые банку причитаются, должны распространяться процедуры блокирования, замораживания.

Ввиду вот этих, наверное, не очень приятных для кредитных организаций комментариев возникает вопрос — а когда же все-таки можно разблокировать и разморозить имущество лица, причастного к экстремистской деятельности? На эту тему закон тоже хранит глубокое молчание. Поэтому ответить на этот вопрос мы можем только путем системного анализа соответствующих положений закона. К каким выводам приводит нас этот системный анализ? Мы с вами видим, что законодатель, по крайней мере, говорит о том, что является основанием для блокирования замораживания, и основанием для блокирования замораживания является включение в перечень лиц, причастных к экстремистской деятельности. На основании этого мы можем сделать вполне разумный и обоснованный вывод, что разблокировать, разморозить имущество террориста можно тогда, когда он будет исключен из перечня экстремистов, террористов. До той поры, пока этого не произойдет, имущество должно быть заблокировано.

Последний вопрос в этой части — как соотносится новый институт блокирования, замораживания и старый институт приостановления операций, где в качестве хотя бы одной из сторон выступает лицо, причастное к экстремистской деятельности? Логика нам с вами подсказывает, что блокирование, замораживание является более жестким институтом, и очевидно, что в этих условиях от приостановления можно было бы отказаться. Но опять же в силу непонятных для нас причин законодатель этого не сделал. На мой взгляд, существуют, по крайней мере, две ситуации, когда, тем не менее, институт приостановления на практике может быть реализован. Какие это ситуации? Под приостановление попадают операции, где хотя бы в качестве одной из сторон выступает лицо, включенное в перечень экстремистов, террористов. Ввиду этого может быть конкретная практическая ситуация. У вас на обслуживании находится клиент, который фигурантом перечня не является, но он дает поручение на перевод денежных средств в пользу своего контрагента, находящегося на обслуживании в другой кредитной организации, и вам известно, что этот контрагент является фигурантом перечня — это классический пример, когда возникает обязанность по приостановлению такой операции. Если от Росфинмониторинга не поступает требование о дальнейшем приостановлении, операция проводится, а уже другой кредитной организацией, обслуживающего контрагента вашего клиента, на эти денежные средства распространяется процедура блокирования, замораживания. И второй конкретный случай связан с тем, что как мы с вами помним, под приостановление попадают не только те операции, где одной из сторон является экстремист, террорист, но и те, где в качестве стороны выступает субъект, находящийся под контролем экстремиста, террориста. Это уже та тема, которая тесно связана с категорией бенефициарного владения и выгодоприобретательства. Поэтому если в результате реализации новых требований закона, вы приходите к выводу о том, что ваш клиент находится под контролем лица — фигуранта перечня, то на эти операции требование по приостановлению распространяется. Вот, пожалуй, это две конкретные ситуации, на которые мы с вами можем выйти, когда институт приостановления еще не потерял своей актуальности.

Есть еще одна очень важная тема, которая сегодня поднимается Росфинмониторингом, тема, связанная с тем, что, несмотря на введение процедур блокирования, замораживания, нужно понимать, что какие-то минимальные средства к существованию террориста и лиц, которые находятся на его иждивении, должны ему выдаваться. Но как мы с вами видим, применительно к фигурантам перечня на эту тему закон ничего не говорит. Если обратиться к еще одной новой статье закона — статье 7.4, то мы увидим, что речь идет о лицах, которые не фигуранты перечня, но в отношении которых специальным межведомственным комитетом принимается решение о блокировании, замораживании. Так вот этим лицам полагается некое гуманитарное ежемесячное пособие, но правда на сумму, не превышающую 10 тысяч рублей, фигурантам же перечня не позволяется и этой малости. При таком жестком ограничении государство невольно толкает возможно оступившихся однажды лиц к тому, чтобы они дальше осуществляли преступную деятельность, потому что им нужно поддерживать хотя бы на минимальном уровне и свою жизнедеятельность, и жизнедеятельность своих иждивенцев. Поэтому коллеги из Росфинмониторинга говорят нам о том, что есть еще одна ситуация, когда блокирование, замораживание и приостановление соотносятся, и это как раз тот случай, когда террорист хочет получить заработную плату, пенсию либо какое-либо социальное пособие. И в данном случае речь должна идти о том, что такая операция приостанавливается, кредитная организация об этом информирует финансовую разведку, и, если финансовая разведка не приостанавливает операцию на дополнительный срок, эти денежные средства такому фигуранту перечня должны быть выданы.

Но здесь много проблем. Первая проблема связана с тем, что, во первых, то, о чем я вам сейчас рассказал, очевидно, из закона не вытекает. И вторая проблема заключается в том, что если мы говорим о выдаче заработной платы, то сегодня у нас размеры заработных плат ничем не ограничены. И даже если еще вчера террорист получал зарплату в 10 тысяч рублей, то завтра никто ему не мешает получать зарплату в 1 миллион рублей. И очевидно, что такого рода суммы террористу выдавать нельзя. Но это тоже та тема, которая никак законом не регламентирована. Мы, понимая проблему, тем не менее, говорим коллегам из Росфинмониторинга, что в идеале в этой части нужно вносить изменения в закон. Они этот вопрос поставили перед Натальей Викторовной Бурыкиной, и вроде бы как она сказала да, что такое изменение в закон внести необходимо. Поэтому сейчас наши коллеги на эту тему работают совместно с нами, ну и мы надеемся, что какие-то изменения до конца года в этой части в законе о противодействии легализации произойдут. До той поры, очевидно, мы должны исходить из того, что институт блокирования, замораживания имеет приоритет перед приостановлением, и соответственно пока не будет каких-либо спецуказаний на эту тему от Росфинмониторинга, никакие операции с активами, которые принадлежат лицам, причастным к экстремистской деятельности, проводить нельзя.

 

 

Ссылка на первый блок Идентификация бенефициарных владельцев — http://115fz.ru/beneficiarnyj-vladelec-2013/

Ссылка на третий блок Расширенное право отказа в заключении договора банковского счета, расширенное право по отказу в выполнении распоряжения клиента о проведении операции и новое полномочие по расторжению договора банковского счета — http://115fz.ru/pravo-otkaza-vypolnenii-rasporyazheniya-klienta/

 

.


© 2009-2017 Федеральный закон 115-фз о ПОД/ФТ