Четверг, 24 августа 2017 18 +  Письмо редактору
Четверг, 24 августа 2017 18 +  Письмо редактору
Популярно
0:03, 23 декабря 2013

Расширенное право отказа в заключении договора банковского счета, расширенное право по отказу в выполнении распоряжения клиента о проведении операции.


Встреча руководителей банков с руководством Банка России

Теме регулирования деятельности кредитных организаций Банком России была посвящена встреча 7 ноября 2013, по традиции организованная Ассоциацией российских банков

Со стенограммой мероприятия настоятельно рекомендуем ознакомиться, перейдя по ссылке http://arb.ru/b2b/docs/9752819/

 

По вопросам противодействия легализации докладчиком являлся Ясинский Илья Владимирович — Заместитель Директора Департамента финансового мониторинга и валютного контроля Банка России.

 

В Банк России поступило большое количество вопросов на тему последних изменений в законодательстве. В первую очередь, кредитные организации интересует тема новых противолегализационных требований в рамках Федерального Закона №134-ФЗ. Я представлю вашему вниманию блиц-комментарии трех позиций, которые являются наиболее сложными с точки зрения понимания и практической реализации.

Первый блок — это требования, касающиеся идентификации бенефициарных владельцев.

Второй блок вопросов связан с реализацией принципиально нового для российского законодательства — института блокирования, замораживания активов лиц, причастных к экстремистской деятельности. Законодатель попытался регламентировать эту процедуру в рамках закона весьма детально. Так, в законе сформулированы два понятия: блокирование и замораживание, и, соответственно, два определения этого понятия. Но все, что касается процедур, остается за скобками закона. Многие банки начинают апеллировать к Банку России, к Росфинмониторингу: вы нам расскажите, как мы можем заблокировать или заморозить активы? Но в законе ни финансовой разведке, ни Банку России такие полномочия не предоставлены. Поэтому соответствующие нормы являются нормами прямого действия, а наша с вами задача — определиться, как правильно выполнять требования закона.

И третий блок вопросов — это предоставление финансовым институтам, в первую очередь кредитным организациям, новых полномочий по работе с клиентами, которые злоупотребляют доверием банка, проводя операции, попадающие под категорию сомнительных. Это расширенное право отказа в заключении договора банковского счета, расширенное право по отказу в выполнении распоряжения клиента о проведении операции и новое полномочие по расторжению договора банковского счета.

Я предлагаю рассмотреть три этих блока.

 

Ссылка на первый блок Идентификация бенефициарных владельцев — http://115fz.ru/beneficiarnyj-vladelec-2013/

Ссылка на второй блок Требования по блокированию, замораживанию активов лиц, которые признаны причастными к экстремистской деятельности — http://115fz.ru/blokirovaniyu-zamorazhivaniyu-aktivov-2013/

 

Расширенное право отказа в заключении договора банковского счета, расширенное право по отказу в выполнении распоряжения клиента о проведении операции и новое полномочие по расторжению договора банковского счета.

Третий блок вопросов, который я анонсировал, касается принципиально нового инструментария. Это та тема, которая Банком России проговаривается уже на протяжении многих лет. Наверное, впервые публично мы ее озвучили еще в 2005 году. Но как мы с вами видим, реализовать ее на уровне закона удалось только сегодня, спустя 8 лет, несмотря на, казалось бы, всю очевидность того, что такие полномочия кредитным организациям нужно было предоставить давным-давно.

Хотя маленькая ремарка. Сегодня в кулуарах уже говорится о том, что теперь уже мы понимаем, что не нужны нам были эти полномочия, сегодня с ними одни проблемы. Но теперь уже делать нечего, эти полномочия нужно реализовывать. В каком режиме, я сейчас попытаюсь вас сориентировать.

Сделаем шаг назад, буквально несколько слов все-таки о том, почему не удавалось в течение 8 лет ситуацию с мертвой точки сдвинуть. Когда мы соответствующие предложения до законодателя, это в первую очередь Думы предыдущих созывов, доносили, законодатели нам говорили о том: да вы что, как можно банкам давать такие полномочия? Да они же сейчас начнут направо-налево договоры расторгать. Удалось дело сдвинуть с мертвой точки, несмотря на то, что и в рамках 134-го Закона было большое количество противников предоставления банкам таких возможностей, в том числе и в государственном аппарате. В конечном итоге нам удалось коллег убедить в том, что сегодняшняя ситуация требует этих новых полномочий. Велись ожесточенные дискуссии по поводу того, в какой форме эти полномочия должны реализовываться. Для Банка России было принципиально важным, чтобы речь шла о расторжении договора банковского счета в режиме права и без применения судебной процедуры. Наши коллеги оппоненты, соглашаясь с тем, что такая возможность у банков должна быть, тем не менее, говорили о том, что это должно быть не право, а обязанность, и эта обязанность должна реализовываться в рамках судебной процедуры. Это, по их мнению, было бы дополнительной гарантией от произвольных действий со стороны кредитных организаций.

Но здесь очень много подводных камней возникло бы, если бы мы пошли по пути обязанностей в рамках судебной процедуры. Какого рода камни? Если речь идет об обязанности, то тогда на уровне закона нужно сформулировать закрытый перечень ситуаций, при возникновении которых обязанность должна быть реализована. В ситуации, когда мы говорим о проведении сомнительных операций, это априори невозможно. Даже если бы мы предприняли такую попытку, то мы вышли бы в рамах закона на уровень нескольких десятков листов, на которых бы эти критерии описывались. Это первый тезис против предложенной формулы.

И второй тезис заключается в том, что когда есть закрытый перечень, его достаточно легко обойти путем незначительной модификации ситуации. И тому, в качестве примера, перечень операций, подлежащих обязательному контролю. Мы с вами знаем, что измени один параметр, например сумму операций, и операция формально под обязательный контроль не попадет. Поэтому в этом смысле формулирование закрытого перечня оснований для расторжения договора банковского счета в конечном итоге обречено на неэффективность, потому что рано или поздно мы оказались бы в ситуации, когда бы таких оснований попросту не возникало.

И последний, но, наверное, самый важный аргумент, по которому Банк России выступал против обязанности, он связан с тем, что никто никогда не говорил о том, что если операция соответствует определенным критериям сомнительности, то тот, кто эту операцию проводит, отмывает деньги, финансирует террористов либо уклоняется от налогообложения.

Мы лишь говорили о том, что это некие красные флажки, и при наличии определенных критериев риск вот этих самых негативных деяний он более высок, чем в других ситуациях. Но при этом вполне возможно, и мы на практике с этими ситуациями сталкиваемся, когда операция формально соответствует критериям сомнительности, но ее проводит добросовестный клиент, и после изучения операции вы приходите к выводу о том, что операция экономически обоснована, целесообразна и законна. И очевидно, что если бы мы пошли через обязанность расторгать договор банковского счета, то под это могли бы попасть и вполне добросовестные клиенты. А как вы понимаете, ни Банк России, ни даже финансовая разведка ваших клиентов не знает, их может знать только кредитная организация и только она может принимать соответствующее мотивированное решение. Поэтому еще раз повторюсь, для нас это было архипринципиальным.

И второй момент, судебная и внесудебная процедуры, почему мы говорим о расторжении договора банковского счета без применения судебной процедуры, хотя наши коллеги и оппоненты настаивали на обратном. Мы с вами прекрасно понимаем, что в сознании обывателя в связке банк-клиент уязвимой стороной является клиент, и в этом смысле судьи от обывателей ничем не отличаются. Поэтому мы спрогнозировали, что если мы будем говорить о расторжении договора счета через судебную процедуру, то еще в течение достаточно длительного времени суды по инерции априори будут занимать сторону клиента, и тогда нам не удастся в короткие сроки ситуацию радикально переломить. Поэтому мы говорим о расторжении договора банковского счета без применения судебной процедуры, но при этом мы отнюдь не ущемляем добросовестных клиентов в своих правах. Почему, потому что никто их не может лишить права, если они не согласны с действиями банка, соответствующее действие оспорить в суде. И это является дополнительным мотивирующим для банков фактором для того, чтобы произвольно, не аргументировано этими новыми полномочиями не пользоваться.

Таким образом, на сегодня возобладал тот подход, который озвучивался Банком России, то есть реализация такой возможности через право и без применения судебной процедуры. Но хочу обратить ваше внимание на то, что дискуссия на эту тему еще не закончена, потому что согласившись с предложенным Банком России подходом, наши коллеги, тем не менее, сказали о том, что хорошо, давайте сделаем так, но мы в течение ближайшего полугода будем мониторить ситуацию на предмет того, насколько адекватно финансовые институты новыми полномочиями пользуются. И если мы придем к выводу о том, что реализация полномочий неадекватна, ситуацию с мертвой точки в части проведения сомнительных операций сдвинуть не удалось, то тогда все еще возможно вернуться к тем предложениям, которые формулировались нашими коллегами, и вернуться к формуле, когда в определенных ситуациях банки будут обязаны не проводить операцию клиента и обязаны расторгать договор банковского счета. Это не лучший вариант развития событий опять же по тем причинам, которые мною были озвучены выше, поэтому и в ваших, и в наших интересах надлежащим образом новый инструментарий применять. Но вы должны понимать, что мы ориентируем наших коллег из территориальных учреждений Банка России, наших коллег из территориальных подразделений Службы по финансовым рынкам Банка России на то, чтобы сегодня в рамках надзора, как дистанционного, так и при проведении проверок, на это обращалось особое внимание.

Здесь есть еще один подводный камень. Мы с вами знаем, что ряд кредитных организаций идут по пути отсыла в Росфинмониторинг всего, что попадает формально под критерии сомнительности. И сегодня с точки зрения соотношения ОПОКов (прим.  операций, подлежащих обязательному контролю) и подозрительных операций победа на стороне подозрительных операций, да, в последние годы мы вышли от 2/3 до 3/4 сообщений по коду 6001. Но здесь важно понимать, что если ситуация в этом вопросе в ближайшее время не будет меняться, то тогда каждому такому банку будет задан вполне логичный вопрос: если вы направили по коду 6001 сообщение в финансовую разведку, это значит, что эта операция вызвала у вас какие-то подозрения с точки зрения отмывания, финансирования, уклонения. И тогда возникает второй логичный вопрос, а почему вы в отношении этой операции не реализовали те новые полномочия, которые вам законодатель с 30 июня 2013 года предоставил. Поэтому в моем понимании, снижение объема операций по коду 6001, это будет одним из показателей того, насколько адекватно кредитная организация организует новый инструментарий.

Здесь звучат вопросы, на что вы нас толкаете? Вы хотите, чтобы мы утаивали информацию от финансовой разведки. Но мы должны с вами понимать, что здесь ни о каком утаивании речь не идет. Почему? Потому что, не информируя финансовую разведку об операции как о подозрительной, вы обязаны информировать финансовую разведку о факте отказа в проведении операции, либо расторжении договора банковского счета. И сегодня эта тема уже поднималась, техника информирования, она сегодня утверждена Минюстом, подтверждена ее легитимность. Минюст соответствующий нормативный акт зарегистрировал. Он будет опубликован в ближайшем вестнике Банка России и после этого вступит в силу.

Примечание — ссылка на Указание Банка России №3041-У — http://115fz.ru/ukazanie-cb-rf-ot-23-08-2013-3041-u/

 

 

Ссылка на первый блок Идентификация бенефициарных владельцев — http://115fz.ru/beneficiarnyj-vladelec-2013/

Ссылка на второй блок Требования по блокированию, замораживанию активов лиц, которые признаны причастными к экстремистской деятельности — http://115fz.ru/blokirovaniyu-zamorazhivaniyu-aktivov-2013/

.


© 2009-2017 Федеральный закон 115-фз о ПОД/ФТ