Понедельник, 20 ноября 2017 18 +  Письмо редактору
Понедельник, 20 ноября 2017 18 +  Письмо редактору
Популярно
1:11, 01 июля 2013

«Вести в субботу» из штаб-квартиры Федеральной службы по финансовому мониторингу.


«Вести в субботу» из штаб-квартиры Федеральной службы по финансовому мониторингу.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=1099684&cid=6

Кто виноват и где деньги: на главные вопросы страны отвечает финансовая разведка.

Наверное, одной из самых закрытых федеральных спецслужб в нашей стране является финансовая разведка — Росфинмониторинг. Усилиями именно этой структуры Россия сначала перестала числиться в черном списке стран с сомнительной и опасной международной финансовой репутацией, а с 1 июля возглавит Financial Action Task Force (FATF) — всемирную группу по борьбе с отмыванием денег.

«Что связывает наркобизнес, коррупцию, торговлю оружием и людьми, терроризм? У них одна финансовая основа — грязные деньги. Сегодня преступные доходы создают серьезную угрозу национальной безопасности каждой страны и стабильности мировой финансовой системы в целом. По оценкам экспертов, ежегодный объем незаконной деятельности составляет 2,1 триллиона долларов. Для сравнения — годовой бюджет Евросоюза на 2013 год составил 172 миллиарда долларов», — говорится в служебном фильме российской финансовой разведки, который руководитель службы Юрий Чиханчин впервые разрешил журналистам смотреть и использовать.

Так в фильме. О том, что происходит в реальности, Чиханчин рассказал, пригласив «Вести в субботу» в спроектированное архитектором Ле Корбюзье здание на Мясницкой, где, собственно, и находится штаб-квартира Федеральной службы по финансовому мониторингу.

 

— На каких языках у вас говорят сотрудники?

— Ну, я думаю, что десятка полтора языков знают. Английский, французский, немецкий, испанский. Кхмерский!

— Могу добавить — китайский…

— Китайский, японский.

 

— Гонконг, Макао, Шанхай, наверное, самые популярные города?

— Наиболее.

К планетарному характеру российской финразведки и языкам Чиханчин возвращается в своем кабинете, где рассказывает, как в прошлом году Росфинмониторинг победил во всемирном конкурсе на лучшее расследование.

Речь шла о хищении денежных средств из бюджета России. Мы сумели найти порядка 100 миллионов долларов за рубежом, при том, что уже порядка 10 прошли отмывку за рубежом и столько же — на территории России. Всего в конкурсе участвовало 18 стран, что говорит как раз о том, что мы соответствуем всем стандартам, нас понимают, мы говорим на одном языке.

Как это работает, Чиханчин предлагает нам посмотреть на примере своих аналитиков. С компьютерами здесь, естественно, все в порядке, но любят в спецслужбах и старый добрый аналог, и не только классические печати на сейфах.

 

— Я, может, конечно, слишком увлечен романтизмом всего происходящего, но у меня даже стекло установлено матовое. Чтобы лишней информации не видел даже сосед?

— Да. Здесь же — подразделение, где особо запутанные схемы по отмыву денег сначала прорисовывают.

— Эта безличная схема показывает движение денежных средств, перемещение от первоначального источника до конечного получателя денежных средств. Это результат аналитической работы, по ней видно, насколько она сложная и многоходовая.

 

— Это российская история или зарубежная?

— Российская, но в связке с зарубежными странами. Мы уже вышли на фигурантов — фамилии и имена известны. И если нажать на кнопку, то отображается весь набор произведенных операций.

Раскрытие «бенефициаров», истинных владельцев — это ровно то, к чему Росфинмониторинг, будучи председателем FATF, будет призывать и остальных партнеров. Когда свою работу завершают аналитики, дальнейшие действия производят уже силовики.

В этом ведомстве очень трепетно относятся к банковской тайне. «Разглашение банковской налоговой тайны сегодня карается гораздо выше, чем измена Родине, — отмечает Чиханчин. — За эти годы у нас не было случаев, когда наша информация продавалась на рынке».

Как работают именно компьютерные технологии, лучше всего видно в ситуационном центре.

— Здесь отслеживается ежедневный график того, как покупается валюта. И любой аномальный всплеск сразу заметен, например, он был 22 апреля, перед майскими, а еще один произошел после силуановского заявления (17 июня министр финансов в интервью заявил, что Минфин в августе начнет скупку валюты. – прим. Вести.ru). Тут же виден и июньский спад.

— В целом график говорит о нормализации ситуации.

Но, конечно, отнюдь не все аномалии связаны с тем, что кто-то что-то не всем непонятное сказал по телевизору. Очень часто это служит сигналом о крупной «обналичке». Но есть — и новые угрозы. «Новые вызовы и угрозы исходят и от новейших технологий, позволяющих беспрепятственно перемещать деньги по всему миру. Электронные системы денежных переводов и виртуальные деньги, интернет-расчеты и мобильные платежи, все это не только упрощает нашу жизнь, но и провоцирует высокие риски отмывания денег», — отмечается в секретном фильме для служебного пользования.

Но в то же время в Росфинмониторинге считают, что электронных, безналичных платежей не только может, но должно бы становиться больше. «То, что от оборота наличных средств надо отказываться, сомнения никакого нет, но это временной фактор: просто резко отрезать мы не сможем. Мы не имеем возможности сегодня снабдить население услугами электронного платежа, скажем, за Уралом, не в каждом населенном пункте есть банкоматы. Это первое. Второе — особенности экономических отношений. Например, мелкое предпринимательство сегодня складывается главным образом в наличной форме. Мы все прекрасно понимаем, что, например, половина строительства, особенно за городом, идет с рынка.

 

— И на это вы не поднимаете десницу?

— Здесь нужно использовать особый подход. А вот вопросы расчета между юридическими лицами, крупные расчеты, безусловно, их надо выводить из наличного оборота. Я думаю, что с приходом нового руководителя Центрального банка эта тема будет вновь поднята, и мы будем искать выходы из положения.

— Переход на электронные услуги делает вашу работу легче, становится, например, проще отслеживать потоки. Но, учитывая то, как люди в последнее время стали активно пользоваться, например, сервисом «Яндекс.Деньги», а также учитывая глобальный информационный фон — те же приключения господина Сноудена — нет ли оснований опасаться у рядового гражданина, что он совсем уж окажется «под колпаком»?

— Безусловно, основная масса платежей — это хозяйственные: за свет, за газ, за коммунальные услуги. Они не представляют для нас интереса. Тем более, что закон определил, что до 15 тысяч мы даже не идентифицируем, кто проводит платеж. А вот там, где уже появляются системные использования одного «электронного кошелька» или одного счета, и мы, и владельцы, например, «Яндекс.Деньги» или Western Union, мы включаемся. Я хочу сказать, что на сегодняшний день у нас, по большому счету, нет претензий ни к той, ни к другим компаниям.

 

И еще одна цифра — каждый день в Росфинмониторинг поступает до 50 тысяч тревожных сигналов. Но расследований за год начинается только около тридцати тысяч. То есть, внимание — адресное. Все познается в сравнении.

 

 


© 2009-2017 Федеральный закон 115-фз о ПОД/ФТ