Среда, 13 декабря 2017 18 +  Письмо редактору
Среда, 13 декабря 2017 18 +  Письмо редактору
Популярно
3:45, 26 марта 2015

Заместитель председателя Банка России Дмитрий Скобелкин — интервью «Российской газете»


О том, какие риски несут для экономики теневые финансы, других шагах регулятора по противодействию незаконному выводу средств и о недобросовестных банковских клиентах рассказал в интервью «Российской газете» заместитель председателя Банка России Дмитрий Скобелкин.

Дмитрий Германович, в схемы по незаконному выводу капитала за рубеж вовлечены не только банки, но и другие участники финрынка. Как их намерен пресекать ЦБ, на каких участников рынка вы обращаете внимание прежде всего?

Дмитрий Скобелкин: Такая проблема действительно есть. Особое внимание в этом плане мы обращаем сегодня на профессиональных участников рынка ценных бумаг и микрофинансовые организации (МФО). При этом вовлечение профучастников в те или иные схемы вывода денежных средств из страны в прошлом году было весьма значительным. У некоторых таких компаний были аннулированы лицензии.

Мы ведем работу, чтобы выровнять регулирование и надзор за деятельностью кредитных и некредитных финансовых организаций (НФО), учитывая характер, масштаб и специфику деятельности разных видов НФО. И таким образом, снизить риски, связанные с перетеканием теневых финансовых потоков из банковской системы в этот сектор.

Что для этого уже сделано?

Дмитрий Скобелкин: По результатам осуществления надзорной деятельности в отношении микрофинансовых организаций мы подготовили рекомендации, направленные на минимизацию риска использования МФО в целях легализации преступных доходов и финансирования терроризма.

А в конце февраля вступил в силу согласованный с Росфинмониторингом пакет нормативных актов, которые устанавливают требования по организации внутреннего контроля в целях противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма для всех поднадзорных некредитных финансовых организаций.

Они касаются разработки правил внутреннего контроля, подготовки и обучения кадров, идентификации клиентов, их представителей, выгодоприобретателей, бенефициарных владельцев, а также порядка представления сведений в Росфинмониторинг, квалификационных требований к специальным должностным лицам.

Почему регулятор обращает пристальное внимание на транзитные операции банкиров?

Дмитрий Скобелкин: Наш анализ показывает, что большинству используемых схем по выводу средств за рубеж, переводу безналичных денежных средств в наличную форму (так называемому обналичиванию), совершению других противоправных действий предшествуют сложные и многоступенчатые цепочки платежей по счетам многочисленных российских организаций.

Транзитные компании, которые для этого используются, как правило, не ведут реальную финансово-хозяйственную деятельность. Налоги и иные обязательные платежи такими фирмами уплачиваются в минимальных суммах либо не платятся вовсе. Проводимые ими операции не имеют явного экономического смысла, с их помощью маскируются реальные владельцы выводимых за рубеж или обналичиваемых денежных средств, их бизнес и интересы. Проведение таких операций приводит к снижению доходов бюджета, наносит ущерб российской экономике.

Надо сказать, что схемы операций, направленных на вывод денежных средств за рубеж, обналичивание, постоянно усложняются и модифицируются. Мы постоянно мониторим ситуацию в банковском секторе, чтобы вовремя отследить такие операции и принять меры для их предупреждения. Поэтому и обратили внимание кредитных организаций на так называемые транзитные операции, дали их основные признаки. В декабре 2014 года Банк России издал письмо №236-Т «О повышении внимания кредитных организаций к отдельным операциям клиентов».

Мы ориентируем кредитные организации на противодействие проведению таких операций, в том числе клиентами, имеющими признаки транзитных компаний.

И что банк может сделать?

Дмитрий Скобелкин: Руководствуясь принципом «знай своего клиента», банк может отказать ему в открытии счета, причем — по широкому перечню ситуаций. Это возможно в том случае, если есть основания, позволяющие полагать, что счет может быть использован в целях легализации доходов, полученных преступным путем. Кредитная организация также вправе отказать в выполнении распоряжения клиента о совершении операции. А если в течение календарного года это будет не единичный случай — расторгнуть договор обслуживания банковского счета. Кстати, такая норма закона действует с середины 2013 года. Банки ею пользуются, и достаточно активно.

В письме по транзитным операциям ЦБ предъявляет к банкам новые требования — запрашивать у клиентов дополнительные документы, информировать о них Росфинмониторинг. Не приведет ли это к росту издержек кредитных организаций, которые банки переложат на клиентов?

Дмитрий Скобелкин: Причин для особого беспокойства по этому поводу нет. Во-первых, Банк России уже давал признаки транзитных операций. Теперь мы этот перечень актуализировали. Во-вторых, по «противоотмывочному» законодательству действия сотрудников банков в случае, если проводимые клиентом операции, в том числе и транзитные, соответствуют признакам необычного характера сделок, должны быть прописаны в правилах внутреннего контроля любой кредитной организации. Так что существенного повышения издержек кредитных организаций мы не ожидаем. В то же время мы понимаем серьезность проблемы, сложность «вычленения» транзитных операций из общего потока. Поэтому ЦБ планирует в ближайшее время выпустить для кредитных организаций дополнительные рекомендации по выявлению наиболее активно используемых схем транзитных операций по счетам клиентов.

Ранее еще шла речь о создании базы данных недобросовестных клиентов банков, которым отказано в открытии счета и проведении банковских операций. Когда она будет создана?

Дмитрий Скобелкин: Сведения о клиентах кредитных организаций, которым отказано в заключении договора банковского счета (вклада), в проведении операций и с которыми такой договор расторгнут, кредитные организации направляют в Росфинмониторинг. То есть вопрос создания информационного ресурса, содержащего эти данные, относится к компетенции коллег из Федеральной службы по финансовому мониторингу.

В то же время Банк России со своей стороны на основе анализа отчетности уполномоченных банков-агентов валютного контроля формирует и доводит до сведения кредитных организаций информацию о тех участниках внешнеэкономической деятельности, перед которыми имеется задолженность нерезидентов по внешнеторговым контрактам. Эти контракты фактически «брошены». Что это значит? Например, срок действия такого контракта давно истек, деньги за предполагаемый товар переведены, но поставки товара не было, сделка не закрыта. Либо клиент ушел из банка, через который переводились за рубеж деньги, но и на обслуживание в другой банк сделка не переведена. И ни в одном из банков страны не появилась информация о возврате нерезидентом денежных средств либо ввозе товаров (оказании услуг).

В 2014-м существенно сократился объем сомнительных операций, связанных с выводом капитала за рубеж: с 26,5 миллиарда долларов в 2013 году до 9 миллиардов долларов в 2014 году. Как этого удалось достичь?

Дмитрий Скобелкин: Такое снижение стало возможным благодаря использованию инструментов, которые, с одной стороны, позволяют оперативно выявлять кредитные организации с признаками высокой вовлеченности в проведение сомнительных операций клиентов, а с другой — направлены на прекращение таких операций.

Еще в сентябре 2013 года, в письме Банка России, был определен алгоритм работы регулятора с банками, имеющими признаки высокой вовлеченности в проведение сомнительных операций и пороговые значения по объему сомнительных операций. Тогда это было 5 миллиардов рублей за квартал либо 5 процентов от объема списания по счетам, в мае 2014 года пороговые значения были уменьшены, соответственно, до 3 миллиардов рублей и 4 процентов. Их достижение является сигналом для повышенного внимания к кредитной организации со стороны регулятора. С банками, у которых объем сомнительных операций клиентов превышает предельные значения, мы проводим углубленную надзорную работу: инициируем проверки, запрашиваем поясняющие материалы, изучаем бизнес клиентов, потоки их платежей.

Но, конечно, риск вовлеченности кредитных организаций в совершение сомнительных операций мы оцениваем не только по этим показателям, анализируем весь имеющийся массив информации. У отдельных банков, неоднократно нарушавших требования законодательства в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, и вовлеченных в проведение сомнительных операций в крупных масштабах, были отозваны лицензии. Так, в прошлом году из 86 банков с отозванной лицензией 68 нарушали требования «антиотмывочного» законодательства и были вовлечены в проведение сомнительных операций.

Снижению объемов таких операций способствовало в том числе и то, что в минувшем году удалось минимизировать использование ряда наиболее одиозных схем вывода денежных средств за рубеж, таких как «молдавская схема» (на основании решений судебных органов этого государства), различные схемы выводы по сделкам с ценными бумагами.

Что происходит с ситуацией вокруг особого контроля банковских операций с участием компаний из Казахстана и Белоруссии? Будет ли особый контроль за операциями с участием компаний из Армении с учетом ее вступления в ЕАЭС?

Дмитрий Скобелкин: В 2013 году для вывода денежных средств часто использовалась схема с фиктивными внешнеторговыми контрактами, предусматривающими ввоз товаров в РФ с территории других государств Таможенного союза (Белоруссии и Казахстана), но заключенных с нерезидентами иных стран. Совместными усилиями Банка России и Росфинмониторинга в 2014 году объемы подобных сомнительных операций удалось свести к минимуму.

Армения имеет достаточно развитую систему противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма. Полагаю, что в случае усиления риска в этой сфере, связанного с присоединением Республики Армения к Договору о Евразийском экономическом союзе, соответствующие решения будут найдены.

 

http://www.rg.ru/2015/03/25/kapital.html

 

 

 

.


Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Павел:

    «Во-первых, Банк России уже давал признаки транзитных операций. Теперь мы этот перечень актуализировали» — Не совсем понятно, может ли Письмо 236-Т актуализировать нормативный документ Положение 375-П. Правила внутреннего контроля разрабатываются в соответствии нормативными документами. Признаки «транзитных» в части сроков их совершения в Письме (длительный), диаметрально противоположные срокам (короткий), в признаках необычных транзитных с кодом 1414. Какой период использовать в настройках для выявления транзитных (длительный (более 3 мес) или короткий (менее 3 мес.))?

Комментирование закрыто

© 2009-2017 Федеральный закон 115-фз о ПОД/ФТ