Интервью РБК (17.09.2021) Глава ЦБ Эльвира Набиуллина

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина в интервью РБК рассказала, какова вероятность глобального кризиса, в чем суть гармонизации политики с Белоруссией, как ЦБ ответит на критику банков по экосистемам и зачем нужны сигналы в виде брошек.

Ссылка на интервью https://www.rbc.ru/finances/17/09/2021/614325119a7947933c9953a0 https://cbr.ru/press/event/?id=12224

Отдельные комментарии — ЗСК, цифровой рубль, борьба с мошенниками

Платформа Знай своего клиента.

— Банк России с 2019 года разрабатывает и развивает платформу «Знай своего клиента». Сейчас она в каком статусе? Началось тестирование? Много ли банков в этом участвует?

— Закон, к сожалению, пока не принят, но, тем не менее, мы эту платформу делаем. Сама по себе платформа будет полезна, потому что позволит нам с банками обмениваться информацией о рисках и т.д. Мы собираемся в декабре ее тестировать на 30 банках. И сами банки хотят, чтобы эта система была, и, главное, клиенты хотят, малый и средний бизнес, мы с ними обсуждали.

Я объективных причин, почему эта система вызывает вопросы, до сих пор понять не могу. Я их не вижу. Вроде бы это такой проект, от которого все выигрывают, издержки на комплаенс просто падают. Было много обоснованной критики со стороны малого и среднего бизнеса, что процедуры контроля за незаконными операциями, отмыванием иногда могут малый бизнес на грань выживания поставить. Для малого и среднего бизнеса проблема в чем: банк должен изучить его, его профиль, посмотреть, есть риски или нет, но для банка столько возиться с маленьким клиентом — это очень большие издержки. С крупным клиентом он будет разбираться, а здесь ему проще не взять на обслуживание, поставить в какой-нибудь стоп-лист. Мы хотели бы и малый бизнес защитить, и издержки с банков снять.

Поэтому я надеюсь, что закон будет принят, система заработает и всем будет проще.

— А для малого бизнеса тут не будет замкнутого круга: он пришел в один банк, получил отказ, с черной меткой попал в систему, и автоматически уже ни один банк не станет его обслуживать?

— Нет. Мы провели предварительный анализ и считаем, что больше 95% клиентов будет в зеленой зоне (платформа получила неофициальное название «Светофор», так как делит клиентов на три зоны — зеленую, желтую и красную. — РБК). То есть мы банкам говорим: вот этот клиент в зеленой зоне, с ним все в порядке. Безусловно, банк имеет право что-то проверить, но он знает, что Центральный банк не придет и не спросит: почему ты не провел те или иные процедуры и не заметил тех или иных сомнительных операций? Риски у коммерческого банка по отношению к нам как к надзору снимаются для всех таких клиентов. Будет небольшая доля бизнеса в красной зоне с очевидными признаками отмывания. А остальные — клиентов в желтой зоне — банк обязан будет проверить, вот там он должен свой комплаенс выстроить в полной мере. Но мы считаем, что это будет не очень большое количество клиентов. У клиента в желтой зоне будет возможность, как и сейчас бывает, доказать, что он проводит нормальные операции.

Мы оставим ту же процедуру реабилитации, которая у нас есть, но она будет с меньшим количеством этих компаний работать. В любом случае, на мой взгляд, эта система будет более эффективной, чем нынешняя.

— Еще одна долгосрочная инновация ЦБ — цифровой рубль. В свое время безналичные платежи очень долго пробивали себе путь к популярности у населения. Чем цифровой рубль может привлечь конечного пользователя? На что делаете ставку? Будет ли он востребован именно как платежное средство?

— У нас нет сверхзадачи сделать его самой востребованной формой денег. Мы считаем, что процесс будет постепенным. Безналичные тоже постепенно завоевывали популярность. Когда это технологически стало удобнее и проще, практически взрыв безналичных технологий произошел. Еще лет семь назад некоторые предлагали: давайте запретим крупные продажи за наличные, машин, еще чего-то. У нас позиция всегда была, что надо сделать удобными безналичные, и тогда люди просто откажутся от наличных, что мы и увидели. Запретами такие вещи нельзя сделать, люди должны сами выбрать.

С цифровым рублем, я думаю, тоже будет постепенно. Удобство для людей будет в чем заключаться? Первое — это возможность доступа к кошельку вне зависимости от банка, где открыт счет. Он будет вам всегда доступен, этот ваш кошелек. Второе, будут более привлекательные тарифы, мы считаем, на уровне СБП [Системы быстрых платежей]. Ведь СБП, давая такие тарифы, не работает себе в убыток. Речь идет о том, что нынешний уровень технологий позволяет транзакционные издержки уменьшать. И такие проекты раскрывают эти возможности. Когда не происходит монопольного или олигопольного установления тарифов.

Плюс дополнительные элементы, которые могут возникнуть, офлайн-платежи там, где нет интернета.

Мы считаем, что вот эти качества будут востребованы, люди будут постепенно пробовать, смотреть какие-то платежи. Если это будет удобнее, будут переключаться, будут держать деньги в трех формах, как сейчас в двух держат.

Мошенники. Социальная инженерия.

— Одно из негативных последствий безналичных платежей, особенно в последнее время, — это социальная инженерия. При этом возвраты банков по мошенническим платежам снижаются. И ЦБ говорил, что собирается как-то менять механизм возвратов. В чем именно планируются изменения? Что вам не нравится в нынешней системе и что бы вы хотели изменить?

— Действительно, возвратов не очень много. Проблема еще в том, что эти деньги мошенники очень быстро выводят. Банк даже ничего не может сделать, если они выведены. И клиент только когда понимает, что он сделал, через некоторое время обращается в банк, а деньги уже давно не в этом банке.

Поэтому решающим фактором здесь является скорость реагирования и принятия решений. А получается, что правоохранительные органы вынуждены тратить по два-три месяца на получение необходимой информации о счетах, через которые выводили похищаемые средства. В то же время ФинЦЕРТ Банка России такую информацию получает от кредитной организации сразу, как только клиент обратился в банк и было признано, что совершена операция без его согласия.

И совсем недавно совместно с Минфином и коллегами из правоохранительных органов разработан законопроект, который даст нам возможность обмена информацией по мошенничествам, связанным с переводами, в режиме реального времени.

— Бывают ситуации, когда известны данные мошенника, на какой счет или на какой номер карты переведены деньги, но люди не могут добиться либо возбуждения дела, либо полноценного расследования. Как вы оцениваете работу правоохранительных органов по этому направлению?

— Это реально тяжелая работа. Я не возьмусь говорить за правоохранительные органы. Что мы можем делать со своей стороны — это ускорить обмен информацией между нами и МВД.

— В конце прошлого года Банк России поднял тему мисселинга сложных финансовых инструментов и просил банки этого не делать. Как эта рекомендация исполняется сейчас? Довольны ли вы подходом банков?

— В целом исполняется. Этому помогает и законодательство, и большое общественное внимание. Сейчас мы сможем контролировать сами правила продаж и считаем это очень важным.

Теневые букмекеры, пирамиды.

— С конца прошлого года ЦБ активно борется с теневыми букмекерскими конторами и операторами ставок и даже отозвал лицензии у некоторых игроков с соответствующими формулировками. Сейчас в России появился единый оператор букмекерских ставок. Расчистка этого сектора закончена?

— Большая часть закончена. Хотя все-таки элементы незаконной деятельности могут появляться. В том числе это делается через р2р-переводы на физическое лицо, где уже не фигурируют сами онлайн-казино. Отслеживаем эти операции, потому что, даже если это р2р-переводы, частота платежей на одно и то же лицо за какой-то определенный период может быть признаком недобросовестных операций. Но в целом крупные игроки вроде бы ушли с рынка.

— ЦБ недавно начал раскрывать список недобросовестных компаний и сервисов, которые оказывают финансовые услуги гражданам. К банкам нет требования ограничивать операции для таких компаний, но иногда они это делают. Так и должно быть, нет ли здесь рисков для клиентов?

— Безусловно, мы направляем информацию и в правоохранительные органы, но это требует времени для того, чтобы все эти случаи расследовать. Этот список, на наш взгляд, нужен и самим клиентам этих организаций прежде всего потому, что туда попадают пирамиды, то есть те, которые незаконно привлекают деньги людей. Мы сталкивались с несколькими случаями, когда были крупные пирамиды, которые могут, кстати, очень быстро привлечь большое количество людей, а у нас нет возможности закрыть их. Поэтому здесь скорее было желание дать инструментарий самим людям: не несите туда деньги.

— С одной стороны, туда попадают организации с признаками финансовой пирамиды, а с другой…

— Иностранные организации, у которых нет лицензии в России. Может быть, подумаем о том, чтобы как-то разделить списки — организации первого уровня опасности, второго уровня опасности… Но мы заметили, что люди к этому отнеслись всерьез — у нас появилось большое количество информации о тех, кто не вошел в список и кого надо проверить. Мы проверяем, в итоге кого-то включаем дополнительно в список. То есть такой краудсорсинг.

 

 

 

.

115ФЗ ПОДФТ ФРОМУ
Добавить комментарий